Слова подвижнические

Целую тысячу лет по смерти преподобного Исаака Сирина (память 28 января10 февраля), именно — с начала VIII в. до начала XVIII в., в Европе ничего не знали о нем, кроме его имени и сочинений. Ученые строили догадки о личности его. Они принимали нашего автора за одно лицо с Исааком, пресвитером Антиохийским, известным полемистом и стихотворцем V в.; другие ученые считали его за одно лицо с Исааком, спасавшимся в Италии около города Сполеты, о котором говорит святитель Григорий Двоеслов в третьей книге своих «Диалогов». Греческие же и славянские рукописи с сочинениями преподобного Исаака сообщали, что он был «епископом Ниневийским и отшельником».
Так дело обстояло до 1719 года.
В1719 году в Риме вышел в свет первый том «Bibliothecae orientalis clementino-vaticanaë de scriptoribus syris orthodoxis», los. S. Assemani Suri Maronitae.
Здесь, на страницах 444—445, помещено составленное анонимным автором, переведенное с арабского языка жизнеописание преподобного Исаака. Это жизнеописание, не говоря точно ни о времени жизни и смерти преподобного, ни о месте его рождения и кончины, дает, однако, довольно много интересных сведений о его жизни. По этому жизнеописанию, преподобный Исаак вместе со своим родным братом поступил в монастырь Map-Матфея. Когда братья стали выдаваться из среды других своей ученостью и подвижничеством, брату Исаака было предоставлено начальствование над монастырем и управление монахами. А Исаак «по исполнении монашеского порядка», т. е. пройдя вполне искус общежития, удалился в отшельническую келлию, находившуюся неподалеку от монастыря, где всецело отдался безмолвию и уединению, отлучивши себя от человеческого общества. И хотя брат настаивал в частых письмах к нему, чтобы он вернулся в монастырь, однако преподобный оставалсянепоколебим в своем намерении. Когда же слава о его учености и святости жизни распространилась повсюду, он был возведен на епископский престол великого города Ниневии. Но, увидев грубые нравы жителей этого города и чувствуя себя не в силах исправить и, и в то же время тоскуя по тишине и миру отшельнической келлии, он отказался от епископства и удалился «в святую скитскую пустыню», где и жил до самой смерти, достигнув высочайшего совершенства в богоугодной жизни. Жил этот святой в начале седьмой тысячи лет от сотворения мира.
Вот что узнала о святом Исааке Европа в 1719 г., и только это она и знала о нем до 1886 г., когда французский ученый сириолог аббат Chabot открыл и опубликовал творения сирийского историка VIII века Иезудены, епископа Басры.
В сочинении Иезудены «de castitate» (de la Chastete), куда автор, по словам сирийского писателя Ebed-lesu, «собрал истории всех святых и основателей (монастырей)», говорится между прочим и о святом «Map-Исааке, епископе Ниневии, который отказался от епископства и написал книги о монашеской жизни».
Вот что Иезудена рассказывает об этом Исааке:
«Он был поставлен в епископы Ниневии патриархом Георгом в монастыре Беф-Абэ. После управления своего в течение пяти месяцев Ниневийским диоцезом, в качестве преемника епископа Моисея, он отказался (от епископства) по причинам, Бог знает каким, и удалился жить на гору... Мату (Matout), которая окружает местность Беф-Гузайя (Beit-Houzaye), и жил в уединении вместе с отшельниками, находившимися там. Потом он ушел в монастырь Раббан-Шабур. Он весьма прилежно изучал священные книги, до такой степени, что потерял зрение вследствие пылкости в чтении и своего поста. Исаак был достаточно сведущ в знании Божественных тайн: он составил труды о духовной жизни монахов.
Исаак покинул свою временную жизнь в глубокой старости и сложил свое тело в монастыре Шабур. Он был из Беф-Катарайя (Beit-Kataraye)».
Без сомнения, Иезудена говорит о том же святом Исааке Сирине, о котором говорит и анонимный автор у Ассемана, потому что странно было бы думать, что могли быть два Исаака, оба — епископы Ниневии, которые по кратком времени отказались от престола и т.д. Но в то же время эти свидетельства о преподобном Исааке противоречат друг другу в некоторых своих пунктах, и даже весьма резко. Сделаем сравнение их.
Иезудена дополняет ассемановский рассказ указанием родины и времени жизни святого Исаака. «Он был,— говорит Иезудена,— из Беф-Катарайя, который, по словам Bedjan'a, находится на берегу Персидского залива, «по сю сторону Индии». Далее Иезудена говорит, что святой Исаак был поставлен в епископы Ниневии патриархом Георгом в преемники Моисею, а патриарх Георг и епископ Ниневии Моисей жили во второй половине VII в. Значит, и святой Исаак жил во второй половине VII в., а умер, вероятнее всего, в первой половине VIII-го.
О монастыре Map-Матфея Иезудена ничего не говорит.
О епископстве и отказе от него оба автора говорят одинаково, но, по Ассеману, святой Исаак удалился после сего в «святую скитскую пустыню», под которой естественнее всего разуметь Египетскую, известную под таким названием, а Иезудена говорит, что святой Исаак удалился жить на гору Мату, окружающую местность Беф-Гузайя (современный Хузистан), которая лежит выше северного берега Персидского залива.
Где находился монастырь Раббан-Шабур, куда, по словам Иезудены, удалился под конец жизни святой Исаак, неизвестно. В «studia syriaca» Rahmani есть свидетельство, что святой «Исаак был монахом и учителем на своей родине». Но трудно решить, относится ли это свидетельство ко времени жизни преподобного до его епископства или ко времени его жизни после епископства.
Вот все, что можно сказать о святом Исааке. Может быть, в недалеком будущем ученые, усердно занимающиеся теперь открытием и изучением сирийской христианской литературы, и откроют что-нибудь, что дополнит или поправит сказание Иезудены, но пока ничего больше о святом Исааке мы не знаем. В VI-VII вв. в Сирии заметно было «значительное увлечение аскетическим идеалом жизни древней Церкви» или начального монашества. Это увлечение отразилось и в сирийской литературе; поэтому в Сирии появилось за это время довольно много аскетических сочинений. Первое место среди них принадлежит, бесспорно, сочинениям святого Исаака. И теперь даже, когда прошло целых 12 веков со времени их написания, эти сочинения полны свежего интереса, замечательно оригинальны и глубоко поучительны. Святой Исаак — великий психолог и философ, что видно, например, хотя бы из одного его учения о ведении и вере. Он — удивительный знаток Священного Писания Нового и Ветхого Завета и обширной аскетической литературы, греческой и, по всей вероятности, своей родной, сирийской. Он, наконец, мудрый и опытный наставник и руководитель в христианской духовной жизни. «Долгое время искушаемый в десных и шуих,— пишет сам святой Исаак,— многократно изведав себя сими двумя способами, прияв на себя бесчисленные удары противника и сподобившись втайне великих вспоможений, в продолжение многих лет снискал я опытность и по благодати Божией опытно дознал следующее», что и предлагает «для возбуждения и просвещения душ» своих читателе.
Святой Исаак был, по-видимому, одним из плодовитейших писателей. По свидетельству сирийского писателя начала XIV в. Ebed-lesu, «святой Исаак Ниневийский составил семь томов о водительстве духа, о Божественных тайнах, о судах и о благочинии (politia)». Даниил Тубанита, епископ Беф-Гармэ, по свидетельству того же Ebed-lesu, «написал разрешение вопросов божественного пятого тома святого Исаака Ниневийского». Что это за «тома», о которых говорит Ebed-lesu, неизвестно, и, по-видимому, они не все до нас дошли. В 1909 году в первый раз вышел в свет печатный сирийский текст святого Исаака под заглавием: «Mar Isaacus Ninivita de perfection religiosa, quam edidit P. Bedjan». Здесь, судя по заглавию, помещено 107 слов, или глав, но издатель говорит, что это только «первая часть сочинения святого Исаака, что он мог бы издать и 2-ой и 3-ий тома этого сочинения, если бы только мог сверить имеющиеся у него манускрипты с другими, параллельными. И издатель очень жалеет, что не может этого сделать и издать эти новые тома, жалеет потому, что там «много прекрасных страниц».
В арабском переводе до нас дошли 4 книги сочинений святого Исаака, и в первой книге находится 28 слов, во второй — 45 слов, в третьей — 44 слова, в четвертой — 526, всего, значит, 122 слова. В греческом переводе до нас дошло только 86 слов и 4 послания, а в латинском и того менее.
Известный нам греческий перевод сочинений святого Исаака издан в 1770 г. в Лейпциге иеромонахом Никифором Феотокисом, впоследствии — епископом Астраханским, по поручению Иерусалимского патриарха Ефрема.
Перевод этот был сделан первоначально иноками лавры святого Саввы, Аврамием и Патрикеем, вероятно, в IX в., и сделан не во всем удовлетворительно. Кроме того, что он не полон — так как в нем недостает по сравнению с арабским переводом 41 слова, а по сравнению с сирийским подлинником и еще больше,— он имеет и другие недостатки. Chabot сравнивает его с сирийскими манускриптами и вот что говорит о нем:
«Первая особенность греческого перевода — это опускание трудных мест, а так как Исаак Сирин — один из труднейших сирийских писателей, то таких опусканий много; вторая особенность — та, что перевод часто не следует смыслу автора, хотя перевод и старается быть буквальным, по словам Chabot, но искажение смысла происходит частью от неумелого выбора значений сирийских слов, частью от самой буквальности: сирийский язык, как и другие восточные языки, весьма отличаясь по своей конструкции от европейских языков, не поддается буквальному переводу на них.
Латинский перевод сочинений святого Исаак, «de contemptu mundi», помещенный у Mignéя в его патрологии, совсем не полон, 53 главы его равняются только 23 словам греческог. Язык перевода, по отзыву Chabot, темнее греческого, и переводчик нередко путает фразы.
Печатный славянский перевод принадлежит преподобному Паисию Величковскому и издан с примечаниями к нему Оптиной Пустынью в 1854 год. Он — почти точная копия с греческого издания, только некоторые дополнения и порядок слов взяты из одной греческой рукописи и более древних славянских переводов.
Русский перевод сочинений святого Исаака появился сначала в «Христианском Чтении» за двадцатые годы девятнадцатого столетия. Он делался с греческого издания Никифора Феотокиса, но было переведено только 30 слов. В 1854 году вышел в свет полный русский перевод с греческого же языка, сделанный Московской духовной академией. Перевод 30 слов в «Христианском Чтении» довольно удачен и олитературен, но зато иногда волен; перевод Московской духовной академии буквальнее, но зато темнее.
Творения преподобного Исаака всегда пользовались и продолжают пользоваться громадным уважением среди православных подвижников веры и благочестия. Преподобный Петр Дамаскин, писатель XII в., обильно пользуется в своих творениях писаниями святого Исаака Сирина и постоянно ссылается на него. Преподобный Никифор Уединенник, спасавшийся в XIV в. на Афоне, в своем сочинении «О трезвении и хранении сердца» делает выдержку из творений преподобного Исаака Сирина. Известный русский святой — преподобный Нил Сорский — в своем «Уставе о жительстве скитском» постоянно приводит мысли святого Исаака по разным вопросам духовно-православной жизни40. Святитель Феофан, затворник Вышенский, составил даже молитву преподобному Исааку Сирину. Вот она:
«Преподобне отче Исаакие! Моли Бога о нас и молитвою твоею озари ум наш разумети высокия созерцания, коими преисполнены словеса твои, и паче возведи или введи в тайники молитвы, которой производство, степени и силу так изображают поучения твои, да ею окриляемые возможем свободно тещи путем заповедей Господних неуклонно, минуя препятствия, встречаемыя на пути, и преодолевая врагов, вооружающихся на нас».